Если вам нужен сильный уровень рисунка (а это зависит от целей), то необходимо ходить на очные занятия (или приезжать на интенсивы, если вы из другого города). Частичной заменой могут быть базовые уроки и онлайн-практикум по рисунку. Для подготовки в некоторые ВУЗы с относительно простыми экзаменами, их будет достаточно.

Что касается дистанционных консультаций между приездами, они доступны исключительно как поддержка. Во-первых, после того, как я укажу на ошибку, вам придется ее исправить. А это значит, что у вас уже должен быть какой-то арсенал навыков, которыми вы можете для этого воспользоваться. Во-вторых – фото не до конца передает все нюансы, которые можно увидеть на оригинале. А значит, если вы хотите лучших результатов, такие консультации могут быть лишь вспомогательным инструментом.

Предоплаты за бронирование у меня нет. По приезду просим оплатить сразу за все дни в первый день занятий (естественно, в случае изменений все пересчитывается). Из-за отсутствия платы за бронь, я прошу также относиться по-человечески и предупреждать заранее, если Ваша поездка по каким-то причинам отменяется.

Писать в личные сообщения группы https://vk.com/aseykinaonline, мы подскажем, в какие даты есть места, ответим на вопросы, запишем вас

 Если вам ехать 3 часа в одну сторону, конечно, это может быть неудобно. Ведь 6 часов на дорогу при занятии, длительностью в 4-6 часов — это просто нерационально. К счастью, моя система достаточно гибкая и мы можем подстраиваться практически под любые запросы. И вы можете не только посещать регулярные занятия по рисунку, но и приехать на интенсив, или приезжать раз в пару недель на два дня, оставаясь с проживанием в студии. А между посещениями, чтобы не было пробелов и закрепления ошибок — добирать информацию с помощью дистанционных консультаций.

Многие ребята в отзывах отмечают дружелюбие атмосферы у меня на занятиях. Также группа при специфике предмета «рисунок» совершенно не мешает сохранять индивидуальный подход. На самом деле у нас раскрываются даже самые «буки». Остается только решиться и попробовать. А потом уже решить — подходит ли это лично вам или нет.

Научиться с нуля можно чему угодно. В случае рисунка это вопрос грамотного объяснения со стороны преподавателя и практической работы со стороны ученика. Вы удивитесь, но большинство ребят, работы которых я выкладываю, пришли ко мне без какой-либо базы. Поэтому смело приходите и пробуйте. «Подготовительные занятия» вроде художественных школ для того, чтобы начать заниматься у меня, не требуются — это обычно оборачивается только излишней тратой времени и денег.

Ограничения на группу два. 1. В студии есть физическое ограничение количества человек, которых там можно усадить. 2. Я не могу контролировать учеников, когда их больше определённого числа, а это важно. Несмотря на наличие помощников, я лично отвечаю за каждого ученика. Оба лимита сейчас примерно равны. Именно поэтому я вынуждена отказывать на популярные даты в записи после заполнения мест. Лучше записываться заранее!

1-5 помощников. Количество помощников зависит от размера группы и количества человек, которые каждый из них может на себя взять. В моих группах ученик не прикрепляется к конкретному дню, а может ходить в любой день, но каждое занятие мы занимаемся строго по предварительной записи.

Они пригодятся и при сдаче экзамена, и при обучении в институте. Это мой подход — подготовка “с запасом”. 

Любому человеку, начинающему рисовать, без них не обойтись. Так что отношусь к ним крайне серьёзно. 

Недавно в личные сообщения мне пришел очень интересный вопрос: почему на общих фотографиях с занятий мои ученики прорабатывают форму тоном неравномерно? Вопрос на самом деле принципиальный. Поэтому мне бы хотелось ответить на него развернуто. 

Все мы знаем, что академически «правильно» работу необходимо вести постадийно, чтобы в любой момент работа была выполнена как бы на одинаковом уровне готовности: накидать, произвести необходимые построения, прорисовать детали, отделить свет от тени в массе, завернуть форму с помощью полутона, грубо уточнить составляющие тени, благодаря которым начинает читаться объем, и только потом копаться в нюансах. При таком подходе, даже если не на экзамене не хватает времени на идеальную «финишную» проработку, можно сдать работу – и она будет выглядеть завершенной. Что не получится, если мы по очереди прорабатываем каждую деталь до идеала. На экзамене при таком подходе и вовсе можно потерпеть серьезную неудачу, не успев равномерно проработать все детали. И тут у моих читателей возникает законный вопрос – зачем Александра заведомо учит людей плохому? 
Сейчас объясню: чаще всего при подготовке к архитектурному институту (особенно если речь идет о МАрхИ) преподаватели ставят условие, что абитуриент должен ходить на занятия 1-2 раза в неделю в течение 1-2х лет. В итоге ребята посещают в районе 60-150 очных занятий (и более, зависит от выбора тактики подготовки, преподавателя, времени, способностей). При таком количестве практики можно позволить себе работать на занятии «правильно» — ведь на это появляется время. Можно начинать с простых постановок, растягивать каждую работу на 3-4 занятия, отрабатывать каждый этап до идеала – и только потом переходить к изучению следующего. 
Но дело в том, что в основном я работаю из совсем нестандартных условий — экстренно, дистанционно, в условиях ограниченного бюджета. И обычный подход к занятиям здесь не даст результата. Например, я работаю с иногородними абитуриентами; готовлю в сжатые сроки; работаю с людьми, которые не могут посещать занятия регулярно. И при этом мне надо из любой ситуации подготовить своих ребят так, чтобы они могли достойно конкурировать на экзамене со своими соперниками, и в итоге поступили. Средний показатель по рисунку у меня снижен до 30-40 очных занятий от начала совместной работы до поступления (а рекордный минимум от начала работы до поступления на бюджет в МАрхИ – 10 занятий, смотрите мою публикацию с задокументированными уликами «на бюджет мархи за 10 недель» https://vk.com/aseikinaonline?w=wall-128453933_257/all). 
Теперь представьте, что ко мне приезжает абитуриент из другого города. Он здесь находится в течение недели и посещает всего 5-7 занятий (и таких «блоков» занятий бывает обычно за всю подготовку всего 3-4). И за это время надо выстроить работу так, чтобы с одной стороны получить как можно больше теории, а с другой стороны успеть ее еще отработать и закрепить на практике. Чтобы потом еще уехать домой – и суметь применить эти знания и улучшить свои результаты. Потому что перерыв между такими «наездами» может быть достаточно большой, и в это время дома без дела сидеть никак нельзя. Если я на очных занятиях буду просить такого абитуриента вести работу методически правильно – то мы выполним меньше работ, успеем охватить меньше нюансов построения, тона, больше драгоценного времени занятия с преподавателем уйдет впустую – на выполнение элементов, с которыми человек уже вполне может справиться самостоятельно. В итоге при таком подходе, уехав обратно в свой город, ученик не сможет улучшать свой результат.

К тому же на занятиях я предпочитаю двигаться накатом (подробнее я писала о преимуществах такого метода в посте с описанием работы на экспресс-курсах https://vk.com/topic-128453933_39548726), что значит, что в новый день мы выполняем новое задание, закрепляя и адаптируя под новые задачи навыки, полученные в предыдущие дни. Это позволяет лучше понять их и запомнить основную последовательность ведения работы. Если же после завершения построений мы начнем отделять по протоколу тень от света – то абитуриент, только севший за мольберт, будет делать это всю оставшуюся часть занятия и не успеет перейти к следующей стадии. В более выгодных условиях оказываются ребята, которые остаются с проживанием. Потому что после занятий, вместо траты времени и сил на дорогу, они успевают отработать полученные знания. Но и здесь, если бы мы вели работу поэтапно, мы бы столкнулись с проблемой. Тратя совсем не лишнее время на то, что человек уже умеет делать, мы бы не успели добраться до более глубокой проработки. А на следующий день нужно переходить уже к следующему заданию. И, т.к. скоростные навыки за 3-4 дня улучшить никак не получится, то заканчиваем мы той же стадией. В итоге, приехав домой, ученик уже не прыгнет выше «потолка». Так же бессмысленно за эти несколько дней растягивать каждую работу на 2-3 занятия и доводить ее до «идеала», т.к. дойдя до конца, учащийся уже не вспомнит, с чего вообще надо начинать рисовать. 
Поэтому я не боюсь заниматься очно «не по правилам». Дело в том, что объяснение тона, на самом деле, занимает несколько минут: все знания, которые необходимо применить, укладываются буквально в пару предложений. Если их проигнорировать, то картинка разваливается: ведь становится непонятно, как плоскости расположены друг относительно друга в пространстве – а это главное условие для передачи объема в 2D. Но если эти правила осознать и научиться использовать, то с тоном проблем не возникает. Хотя, как обычно, на деле все не так просто. И чтобы научиться применять эти знания, нужна практика. Но т.к. у тона есть общие правила, то досконально разобравшись с какими-то деталями (например с глазами или носом), человек уже легче справится с другими задачами (лицо, волосы). Поэтому мы ведем работу не законченными этапами – а «по кускам» отрабатываем полученные знания до максимального уровня. Благодаря этому я могу быть уверена в том, что после своего отбытия, во время самостоятельной практики, ученик будет знать, к чему стремиться. Ну а параллельно даю напутствие, как правильно вести работу в домашних условиях, когда никто не подгоняет. 
В конечном счете мы приходим к тому же результату но намного быстрее. И работы моих учеников и их истории подтверждают жизнеспособность такой системы.

Когда мы сталкиваемся с необходимостью сделать какой-либо выбор, то обычно уже имеем в голове идеальный образ того, чего бы мы хотели. То же касается и выбора репетитора. Каким он должен быть? Конечно же профессионал, который занимается индивидуально и при этом недорого берет, а научит вас быстрее (и лучше) всех и занимается в соседнем подъезде. Он строг (но при этом с ним совсем не скучно), справедлив, и очень участлив. Он готов часами общаться с родителями по поводу их детей: он и педагог, и психолог, и аниматор, и человек, и пароход. Спойлер: такого преподавателя не существует в природе. 
Когда мы беседуем с потенциальным репетитором — мы задаем вопросы. И если вдруг реальная картинка не соответствует нашему представлению об ответе – мы ищем дальше. Хотя может быть следовало бы убедиться в правильности своих приоритетов. А для этого, в частности, нужно понимать, как построен процесс обучения по выбранным дисциплинам, что действительно важно, а какими критериями можно пренебречь. Дело в том, что по сути, основной вопрос, который всегда должен перед вами стоять – как быстро и насколько качественно вы сможете научиться? Все остальное – второстепенно. 
Очень показателен в этом плане вопрос «Сколько человек у Вас в группе?». Это, наверное, самый волнующий абитуриентов вопрос, который задают каждому репетитору. И конечно же, чем эта цифра меньше, тем привлекательней выглядит предложение. Но на деле это не всегда так. Если бездумно основываться в первую очередь на этом показателе при выборе из нескольких преподавателей – можно серьезно ошибиться. 
Давайте разберемся подробнее: в ответе важны две составляющих: 
-осознание, что обучение рисунку индивидуально не имеет преимуществ; 
– представление о том, как построен процесс работы у каждого конкретного педагога. 
Первое происходит потому, что предмет — практический. Надо не только послушать теорию (которая зачастую дается одновременно нескольким ученикам одного уровня), но и сразу же применить ее в деле. Т.е. можно сказать, что индивидуальные занятия по рисунку не имеют особого смысла, потому что есть какой-то довольно достаточно большой промежуток времени, в который в любом случае человеку придётся работать самостоятельно (выполнить задание), по ходу получая преподавательские подсказки. С другой стороны, без регулярных очных занятий при обучении рисунку с натуры не обойтись. Ведь невозможно беспрерывно все занятие слушать все объяснения скопом, а тренироваться идти домой. Потому что без контроля ученик не способен выявить все нюансы и ошибки, или может по неопытности нарушить последовательность выполнения задания, и тогда работа хорошо не получится. 
Второе (как построен процесс у выбранного педагога) — выяснится только при очной встрече. Зачастую, чтобы понять, подходит ли вам репетитор, нужно просто прийти на занятие. Так, например, можно посадить трёх человек и уйти заниматься личными делами, а прийти только под конец урока и переправить все, что есть. А можно посадить 15 человек, но при этом постоянно находиться рядом с людьми, видеть, какие возникают проблемы, сразу работать над ними. Так что главный критерий здесь – знаете ли вы, как выполнить задание? Не тратите ли вы время в постоянном ожидании, когда же к вам подойдут, не понимая, что и как делать дальше? 
Я лично придерживаюсь мнения, что количество человек в каждой группе должно регулироваться преподавателем индивидуально в зависимости от навыков каждого ученика, пришедшего на занятие. Объясню на личном примере: работа в моих группах налажена таким образом, чтобы любой ученик на любом этапе знал, что ему делать дальше. И в то время пока одни ученики заняты самостоятельной работой, не требующей срочного вмешательства репетитора, — последний может подойти и объяснить что-то кому-то другому. Таким образом, количество человек в каждой группе зависит от того, сколько каждому конкретному абитуриенту я должна уделить времени на занятии, и составляет ровно то количество, которое я могу «контролировать». Так, новичков будет сидеть на занятии меньше, чем если группа будет состоять преимущественно из уже рисующих абитуриентов, которым нужно повышать свой уровень. Т.е. на занятиях может сидеть от 5 до 20 человек – и никто не будет обделен вниманием. 
Чем дольше человек занимается, тем меньше ему нужно механической правки рукой преподавателя. Здесь на первый план выступают развернутые консультации по домашним работам. На занятиях же необходимо в основном словесно подправлять какие-то спорные моменты, объяснять нюансы, указывать на несоответствия натуре, подсказывать явные ошибки. Эти мелочи при этом могут серьезно повлиять на конечный результат. Этим объясняется феномен, когда абитуриент, которому «не подправляли» работу на занятии, дома рисует вроде бы так же самостоятельно, но хуже. Ведь конечный результат зависел как раз от таких микровмешательств. Со временем их нужно все меньше. Тут уж по ситуации – либо человек поступает, либо переходим к более сложным заданиям, если впереди есть запас времени. 
Даже в условиях достаточно большой группы, работа помощников на занятии (как гарантия того, что ученик не будет обделен вниманием), а также использование нововведений, на практике позволяют мне повысить эффективность подготовки учеников в разы. Каждому абитуриенту, который приходит учиться, уделено необходимое количество времени не только на очных занятиях, но и при домашней работе. Благодаря четко выстроенной системе, даже в группе мы сохраняем индивидуальный подход к каждому. Все мои помощники – компетентные рисующие люди, поступившие в институт, знакомые с процедурой подготовки в целом, и с моей системой преподавания в частности. 
Еще один важный момент: способ и качество подачи информации на занятиях. Например, одно дело – преподаватель самостоятельно исправляет конкретные ошибки (уже после завершения работы, а не в процессе, иногда при этом совершенно не комментируя свои поправки). Такой способ обучения начнет работать только через количество практики, а на это нужно много времени. И результат не станет лучше, даже если вы сидите с преподавателем один на один. Совсем другое – разбираться с причинами возникновения ошибок и способами их исправить. Процесс самосовершенствования и перехода к более самостоятельной работе во втором случае будет намного более быстрым. 
Что касается черчения или композиции, то обучение по этим предметам у меня проходит дистанционно, так что они получаются полностью индивидуальными. Вся теория есть в моих видео-лекциях, а я и мои помощники отвечаем на вопросы лично по мере их поступления, индивидуально каждому ученику (по скайпу или в соц. сетях).