Ситуации, которые должны насторожить

Нормальные педагоги говорят что-то вроде «чтобы поступить на бюджет в МАрхИ или ГУЗ, надо готовиться 2 года, и то успех маловероятен» или «либо вы ходите 2 раза в неделю на рисунок и 1 раз на черчение, либо забудьте про подготовку в мархи» или «у меня программа рассчитана на 2 года. 11 класс уже? Не волнует, давай чертить вазы и рисовать кубик» и т.д. Достаточно почитать истории в интернете о подготовке, подсчитать стоимость и риски, и вообще раздумать поступать в архитектурный вуз.

Каждый год я берусь за заведомо «провальные» случаи подготовки, за которые именитые педагоги даже браться не будут (ведь они сильно портят статистику). Дистанционная подготовка людей из других городов; подготовка за полгода и меньше с нуля; подготовка за 4 месяца по одному-два занятия в месяц — 8.5 из 10 моих учеников приходят с такими запросами. И тем не менее практически каждый год по итогам экзаменов, за исключением 2-3 человек, у меня полностью новый набор, а в копилке новые невероятные истории бюджетов мархи, гуза, рудн, и поголовная поступаемость на коммерцию мархи и др. архитектурных вузов из «невозможных» изначальных условий (далее отдельно про 2017 год можно почитать здесь ).

Мы с моими учениками уже доказали — возможно все. И не обязательно за очень дорого и/или долго. Надо думать, анализировать, изучать, сравнивать и много-много работать. Благо теперь под рукой есть интернет, есть списки поступивших, сайты преподавателей, отзывы поступавших и учащихся, с которыми можно запросто связаться и т.д. Нет «универсального» способа поступления: кто-то отдаст за подготовку полмиллиона и больше и будет иметь какие-то гарантии, а кто-то потеряет эти деньги впустую; кто-то заплатит «дешевым» студентам-репетиторам и проиграет в деньгах и времени, а кто-то найдет среди них такого, кто действительно умеет делать то, чему учит и подготовит так, как не подготовит ни один раскрученный педагог. Но если подключить голову и работать, то в любом случае результат будет положительным.

Когда 14 лет назад я начала готовиться к МАрхИ, особо не было выбора. Интернет только набирал обороты, социальных сетей не было (а может уже что-то и начиналось, но далеко не было массовым веянием). Мы делали, как нам говорили и как «общепринято». Год я потеряла на вечерних курсах. Приходили, что-то рисовали а-ля «рисуй как видишь», в середине занятия подходил один преподаватель, все стирал и рисовал заново без объяснений. Потом в конце занятия подходил второй, говорил, что все не правильно, стирал то, что нарисовал первый и делал все по-другому. Вряд ли с нуля можно научиться чему-то при таком подходе. Ну а после художки просто набирать количество часов можно и бесплатно дома.

На черчении весь год рисовали вазы и сопряжения и на самых последних занятиях только начали разбирать самые первые аксонометрии, от которых до сдачи экзамена — как до луны.

На следующий год (10-11 класс экстерном) я пошла к частным репетиторам. 2 раза в неделю рисунок, 1 раз в неделю черчение. На занятиях по рисунку сидела небольшая группа, преподаватель успевал ко всем. Но. Опять без конкретных объяснений, как именно мне сделать сразу так, чтобы получилось хорошо. К концу года я поняла, что рисую не особо стараясь, потому что придут и за меня нарисуют хорошо. Рисунок в итоге был слабоват, хотя в первый раз не получилось сдать экзамены по другим причинам, связанным с интригами в школе.

На следующий год пошла к более сильному репетитору по рисунку и занималась 2 раза в неделю по рисунку, 1 раз черчение. По черчению на самом деле я уже все умела, чертила сама, и функция преподавателя сводилась для меня к тому, чтобы проверить черчение и выдать следующее задание. Т.е. мне нужно было 10-15 минут времени репетитора, но плата всё так же шла за полное занятие. Так было общепринято и как-то не было альтернативных мыслей вроде того, чтобы получить отдельно консультацию по выполненным работам. В итоге 14 лет назад за 3 года подготовки только к творческим экзаменам мы отдали около 380 тыс. руб. И так готовились все тогда и в общем-то, и сейчас, за некоторым исключением, мало что изменилось. Разве что за 14 лет цены у моих бывших педагогов вместе со средними ценами подросли в 3.5-4 раза и составляют около 4-5 тысяч за занятие длительностью 4 часа.

Но самое обидное, это не когда платишь деньги и имеешь результат, хоть не всегда и в виде поступления. А когда готовишься, как все, а на выходе получаешь «пшик».

  • Когда отдаешь профессору МАрхИ больше среднего, потому что «скупой платит дважды», а после экзаменов не проходишь даже на коммерцию вместе со всей остальной группой (более того, узнаешь, что за последние несколько лет у профессора не было ни одного бюджета).
  • Когда у именитого преподавателя за год занятий раз в неделю ты при нормальных способностях не сделал ни одного законченного построения и даже не начал осваивать тон, а тебе говорят «всё нормально».
  • Когда весь год на занятиях по черчению тебе дают пресловутые вазы (которые можно для развлечения почертить спокойно дома на досуге) и хвалят, какой ты молодец, а весной «вдруг» выясняется, что ты ничего не успеваешь, т.к. на экзамене сдают аксонометрию, а вот ты не умеешь и придётся готовиться второй год.
  • Когда ты на черчении сидишь в группе из 15 человек, и подход преподавателя «ты должен сам сообразить» и окольными путями, опрашивая соседей, которые уже что-то умеют (пришедшие с курсов или от других преподавателей) ты медленно начинаешь хоть что-то делать, а уйти в общем-то невозможно, т.к. «ну у нее же кто-то в том году на 100 баллов сдал и вообще мы попали сюда по знакомству».
  • Когда на рисунке сидит переполненная группа и «обучение» идет через копирование ксероксов чужих работ.
  • Когда преподаватель-студент сам еле прополз порог и пытается «срубить бабла», не умея ни объяснить, ни сам сделать то, чему пытается учить и бесконечное т.д. и бесконечное т.п.

Это всё — не выдуманные истории, а истории из практики, с которыми приходили ко мне люди, на которых я могу сослаться.

Эта система существует благодаря молчаливому согласию абитуриентов. Которые недовольны условиями или результатом, но всё равно будут ходить так, как «общепринято» и даже не пытаться выяснить— «а возможно ли по-другому?» Или довольны, но находятся в изоляции в своей группе, даже не пытаясь сравниться с тем, а что в это время делают другие абитуриенты. Или попытаться договориться на другие условия. Ведь время изменилось, появились новые технологии, возможности расширились, доступ к информации не ограничен. Так почему же до сих пор люди предпочитают, чтобы за них думали другие?