Научиться рисовать может каждый

Научиться рисовать может каждый. Почему я пренебрегаю общими правилами рисунка?

К чему приводит академически «правильная» работа по Рисунку?

Все мы знаем, что академически «правильно» работу необходимо вести постадийно, чтобы в любой момент работа была выполнена как бы на одинаковом уровне готовности: накидать, произвести необходимые построения, прорисовать детали, отделить свет от тени в массе, завернуть форму с помощью полутона, грубо уточнить составляющие тени, благодаря которым начинает читаться объём, и только потом копаться в нюансах. При таком подходе, даже если на экзамене не хватает времени на идеальную «финишную» проработку, можно сдать работу — и она будет выглядеть завершённой. Что не получится, если мы по очереди прорабатываем каждую деталь «до идеала». На экзамене при таком подходе и вовсе можно потерпеть серьезную неудачу, не успев равномерно проработать все детали.

И тут у моих читателей возникает законный (если не знать причин) вопрос — зачем Александра заведомо учит людей плохому?

Сейчас объясню: чаще всего при подготовке к архитектурному институту (особенно если речь идет о МАрхИ) преподаватели ставят условие, что абитуриент должен ходить на занятия 1–2 раза в неделю в течение 1–2–х лет. В итоге ребята посещают в районе 60–150 очных занятий (и более, зависит от выбора тактики подготовки, преподавателя, имеющегося времени, способностей, работы дома и т.п.).

При таком количестве практики можно позволить себе работать на занятии «правильно» — ведь на это появляется время. Можно начинать с простых постановок, растягивать каждую работу на 3–4 занятия, отрабатывать каждый этап до идеала — и только потом переходить к изучению следующего.

Но дело в том, что в основном я работаю из совсем нестандартных условий — экстренно, дистанционно, в условиях ограниченного бюджета. И обычный подход к занятиям здесь не даст результата. Например, я работаю с иногородними абитуриентами; готовлю в сжатые сроки; работаю с людьми, которые не могут посещать занятия регулярно. И при этом мне надо из любой ситуации подготовить своих ребят так, чтобы они могли достойно конкурировать на экзамене со своими соперниками, и в итоге поступали. Средний показатель по рисунку у меня снижен до 30–40 очных занятий от начала совместной работы до поступления (а рекордный минимум от начала работы до поступления на бюджет в МАрхИ — 10 занятий, смотрите мою публикацию с задокументированными уликами «На бюджет МАрхИ за 10 недель? Реально!» А с 2019 года — рекорд побит: 8 занятий (но и там и там сложились звёзды).

Что необходимо делать абитуриентам для достойной конкуренции на экзамене?

Теперь представьте, что ко мне приезжает абитуриент из другого города. Он здесь находится в течение недели и посещает всего 5–9 занятий (и таких «блоков» занятий бывает обычно за всю подготовку всего 3–4). И за это время надо выстроить работу так, чтобы, с одной стороны, получить как можно больше теории, а с другой стороны — успеть её ещё отработать и закрепить на практике. Чтобы потом уехать домой — и суметь применить эти знания и улучшить свои результаты. Потому что перерыв между такими «наездами» может быть достаточно большой, и в это время дома без дела сидеть никак нельзя.

Если я на очных занятиях буду просить такого абитуриента вести работу методически правильно — то мы выполним меньше работ, успеем охватить меньше нюансов построения, тона, больше драгоценного времени занятия с преподавателем уйдет впустую — на выполнение элементов, с которыми человек уже вполне может справиться самостоятельно. В итоге при таком подходе, уехав обратно в свой город, ученик не сможет улучшать свой результат.

К тому же на занятиях я предпочитаю двигаться накатом, что значит, что в новый день мы выполняем новое задание, закрепляя и адаптируя под новые задачи навыки, полученные в предыдущие дни. Это позволяет лучше понять их и запомнить основную последовательность ведения работы. Если же после завершения построений мы начнем отделять по протоколу тень от света, то абитуриент, только севший за мольберт, будет делать это всю оставшуюся часть занятия и не успеет перейти к следующей стадии.

В более выгодных условиях оказываются ребята, которые остаются с проживанием. Потому что после занятий, вместо траты времени и сил на дорогу, они успевают больше отработать полученные знания. Но и здесь, если бы мы вели работу поэтапно, мы бы столкнулись с проблемой. Тратя совсем не лишнее время на то, что человек уже умеет делать, мы бы не успели добраться до более глубокой проработки. А на следующий день нужно переходить уже к следующему заданию. И, т.к. скоростные навыки за 3–4 дня улучшить никак не получится, то заканчиваем мы той же стадией. В итоге, приехав домой, ученик уже не прыгнет выше «потолка».

Также бессмысленно за эти несколько дней растягивать каждую работу на 2–3 занятия и доводить её до «идеала», т.к. дойдя до конца, учащийся уже не вспомнит, с чего вообще надо начинать рисовать.

Не бойтесь заниматься «не по правилам»

Поэтому я не боюсь заниматься очно «не по правилам». Дело в том, что объяснение тона, на самом деле, занимает несколько минут: все знания, которые необходимо применить, укладываются буквально в пару предложений. Если их проигнорировать, то картинка разваливается: ведь становится непонятно, как плоскости расположены друг относительно друга в пространстве — а это главное условие для передачи объема в 2D. Но если эти правила осознать и научиться использовать, то с тоном проблем не возникает. Хотя, как обычно, на деле всё не так просто. И чтобы научиться применять эти знания, нужна практика. Но т.к. у тона есть общие правила, то досконально разобравшись с какими–то деталями (например с глазами или носом), человек уже легче справится с другими задачами (лицо, волосы). Поэтому мы ведём работу не законченными этапами — а «по кускам» отрабатываем полученные знания до максимального уровня.

Благодаря этому я могу быть уверена в том, что после своего отбытия, во время самостоятельной практики, ученик будет знать, к чему стремиться. Ну а параллельно даю напутствие, как правильно вести работу в домашних условиях, когда никто не подгоняет. В конечном счёте мы приходим к тому же результату, но намного быстрее. И работы моих учеников и их истории подтверждают жизнеспособность такой системы.