Черчение, Композиция, Рисунок: варианты программы обучения. Для поступающих в МАрхИ и ГУЗ в 2022 году: набор сейчас ограничен (звоните)

История-инструкция: как надо готовиться

 

Кроме историй-исключений про экспресс-подготовку с нуля за 2,5-6 месяцев, которые мне очень нравится описывать (ведь они удивительно разные, а ещё на полную показывают потенциал моей системы при работоспособности ученика), есть ещё абсолютно обычные, рабочие истории, построенные на «кровавых мозолях», работе до седьмого пота и планомерном движении вперёд.

И большинство из них такие: человек пришёл заниматься вовремя, взял необходимое количество занятий, выполнил рекомендованный минимум работ, пережил свой персональный ад, иногда порываясь всё бросить, но в конце концов собрал себя в кучу и поступил!

А как написать так, чтобы история цепляла? Ведь там обычно нудное перечисление как раз того минимума работ и занятий, про который я и так очень часто рассказываю. А для требований МАрхИ – это обычно много-много работы. Далеко не быстрый процесс, который для некоторых поступающих выливается в 1/8 – 1/6 жизни!

Но ведь людям в наше время подавай мгновенный прогресс… А если ученик не начал рисовать как выпускник Академии на первом же занятии – значит, крест надо поставить и на нём и на преподавателе. И почему-то истории про усердную работу, с неидеальными промежуточными результатами на пути – не примеряются «на себя». Примеряются истории – «вот кто-то смог за полгода, значит, и я тоже смогу». Хотя в начале каждого поста про экспресс-подготовку я пишу – «не повторять, опасно для жизни!»

Сейчас я покажу вам историю-инструкцию более-менее приближенную к тому, КАК НАДО

Катя Клюсова. Город Северодвинск. Бюджет МАрхИ 2019 года.

Наше с Катей знакомство началось осенью 10-го класса, когда она приехала на свой первый интенсив. На нём мы за 6 занятий разобрались с построениями и тоном. Катя показывала отличную способность к скоростной работе: она делала всё очень быстро, хоть не очень правильно. Это тоже один из вариантов обучения – допиливать качество через количество, вместо обратного — делать мало, безошибочно, но очень долго.

Потом был второй интенсив. В перерыве между ними – вялые попытки что-то сделать по композиции (в 10-м классе ведь кажется, что времени впереди много). Параллельно шло обучение с местным преподавателем по черчению. В этом предмете был прокол: преподаватель не был знаком с требованиями выбранного ученицей ВУЗа. Полгода Катя чертила сопряжения и вазы, а полгода – простейшие аксонометрии, вместо действительно активной подготовки к экзамену, как было бы, если б она выбрала правильную программу…

Летом после 10-го Катя посетила экспресс-курсы по черчению от МАрхИ, удивилась сложности, которую требуют на экзаменах, и быстренько перебежала учиться к нам. С осени 11-го класса начали упорную работу. А я сделала определенные выводы: теперь у всех ребят уточняю и про работу по тем предметам, которыми они занимаются не с нами – для перестраховки. По сути ведь бессмысленно заниматься одним рисунком, если человек не готовит черчение и, не зная, что его ждёт на экзамене, потом завалит его (или наоборот).

Дальше к Катиной работе по черчению вопросов у нас не было. А вот с домашками по композиции и по рисунку в первом полугодии было плохо, потому что при такой разносимой по времени подготовке, с урезанным количеством занятий, очень многое упирается именно в самостоятельную работу. Но здесь на Катю работал такой момент: она начала заранее, и не избегала необходимого количества занятий.

В январе 11-го класса состоялся третий интенсив. Здесь мы уже попробовали программу посложнее – с запасом на будущее. Разные материалы, разные техники. У Кати после этого интенсива загорелись глаза (или другое место – экзамены-то приближались) – и она начала пахать дома. Да так, что никому мало не покажется! Заодно с новыми силами взялась за композицию.

В мае 2019-го я запустила обновленный марафон по композиции (полностью последовательно переписала свои материалы на хорошую камеру, с дополнением и разборами самых частых вопросов уже на основе опыта). Тут Катю прорвало, и за 2 месяца до вступительных, на фоне ЕГЭ, она выполнила десяток в-той-или-иной-степени-законченных работ по композиции.

В итоге у нас получилось около 26-28 очных занятий, 8-9 месяцев работы по черчению, в общей сложности около полугода работы по композиции. Как следствие начала работы заранее, и уже плодотворной работы в течение 2-го полугодия 11-го класса на полностью подготовленную базу (вся теория пройдена – осталась лишь практика) – Катя получила свой заветный бюджет в МАрхИ с первой попытки!

В истории есть один показательный момент: без точного учёта количества проделанной работы, ребята обычно приукрашивают действительность… В своем отзыве Катя написала, что выполнила около 80-ти работ по рисунку, 100 чертежей и 10 законченных композиций. На самом деле по моим записям было сделано чуть ли не в 2 раза меньше работы (отвечаю железно за всё, кроме рисунка — тут могу только примерно прикидывать, т.к. физически не получится вести учёт количества домашних работ по этому предмету в те моменты, когда ребята не берут консультации).

Например, по черчению Катя писала, что только летом в конце 10-го класса познакомилась с экзаменационными чертежами. Но с нами, начиная с осени 11-го класса, она выполнила ровно 50 заданий… Если учесть, что начали мы с 2005 года (экзаменационного), прибавить летнюю самостоятельную Катину работу, чтобы добраться до этого уровня (а это конец сборника с курсов при МАрхИ) – получится ещё сверху только 15-20 чертежей, но никак не 50…

Видимо, сюда были причислены и работы над вазами – но когда я со своих страниц рассказываю про «80 сложных чертежей», которые нужно выполнить, чтобы поступить в МАрхИ – я имею ввиду именно сложные аксонометрии. Вместе с заданиями на построения, работами по графике, вазами, простыми чертежами и всеми подготовительными упражнениями и т.п. – тогда придется считать, что должно набираться 150 работ для поступления только по черчению!

Пока точно не соберёшь все работы в отдельную папочку и не посчитаешь – обычно пребываешь в иллюзии «много сделал». И это, кстати, показательный случай – я неоднократно встречала вот такие несоответствия в отзывах. Опасность ещё в том, что если в этот момент случается непоступление – то обычно начинаются вопросы не к себе, а к репетитору. Так что важно регулярно проводить ревизию сделанного, сравниваться с рекомендациями преподавателя, чтобы всё вставало на свои места и показывало нам цельную картинку.

Впрочем, именно к Кате последний момент не относится – даже если её подсчеты пополовинить, всё равно получится огромное количество работы, которого и хватило для успешной сдачи экзаменов!

На экзамене Катя получила по рисунку «всего» 75\70 баллов, но сразу после поступления, уже в 1-м полугодии 1-го курса, зарабатывала по 80-90 баллов по рисунку у одного из самых требовательных преподавателей в институте! Скажете — так быстро подучилась?

Во-первых, учиться в институте тому, что должен знать перед поступлением, уже некогда, – там нужно успевать работать по программе.

Во-вторых, я специально не беру оценку за 2-е полугодие или за 2-й курс – а вот именно быстрый результат, потому что сразу после экзаменов в институте оценивают ОБЪЕКТИВНЫЙ уровень подготовки без шелухи вступительных, поправок на нервы, субъективные оценки проверяющего (банально любит ли он «посветлее» или «потемнее»). И тут получается, что такие высокие первые оценки очень наглядно демонстрируют, к чему мы с Катей в итоге пришли!

Катя сейчас уже закончила второй курс и идет на красный диплом. По всем ведущим предметам – проект, начерталка, рисунок (для которых необходимая база – это как раз черчение, рисунок и композиция) – оценка колеблется в районе 5+ (т.е. от 81 до 90 баллов)! И возможность достичь такого результата (кроме безусловной работы Кати) – дает база, полученная при подготовке. Ведь без неё, в попытках закрыть пробелы в знаниях в процессе обучения, таких высоких баллов не получить с любой работоспособностью.